?

Log in

No account? Create an account
Anna Żebrowska - Анна Жебровска's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Anna Żebrowska - Анна Жебровска's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Tuesday, March 5th, 2013
6:28 pm
Eurydyka w odcinkach http://wyborcza.pl/51,75475,13503042.html?i=0

Эвридика на телеэкране – сериал об Анне Герман

Российский сериал об Анне Герман, польской певице, которая покорила СССР, произвёл фурор и в Польше. Первую серию, показанную на TVP 1, посмотрели 6,5 миллионов зрителей.
Жизнь Анны Герман просилась на экран и допросилась. Телевизионный 10-серийный памятник подарили ей прошлой осенью русские, что кажется актом исторической справедливости. При жизни певицы фирма «Мелодия» штамповала её долгоиграющие пластинки одну за другой, да и после смерти времени зря не теряла. Фирма признаётся в производстве 50 миллионов пластинок. Песней «Надежда» радиокомитет потчует слушателей несколько раз в неделю, а мог несколько раз ежедневно. Если бы они платили честно, певица купила бы своей семье не полуразвалившийся дом на Жолибоже, а остров в Эгейском море.

Вместо достойных гонораров Кремль предложил ей… гражданство. Она отказалась, хотя в 1936 году родилась в узбекском Ургенче и первые годы жизни провела в СССР. Недобрые годы расцвета сталинских репрессий, насильственных переселений целых народов, массовых арестов. Иностранное происхождение равнялось смертному приговору за шпионаж. Дед, Фридрих Герман, сосланный во время коллективизации в степь, умер от голода. Отец с Азовского моря сбежал в Донбасс, где работал бухгалтером на шахте. Дирекция пропила казённые деньги, но арест грозил Ойгену Герману. Он исчез, и в узбекском Ургенче встретил учительницу немецкого языка Ирму Мартенс. В феврале 1936 года родилась их дочь Анна Виктория Герман. Рождения сына Фридриха он не дождался, арестованный осенью 1937 года. Дочь едва помнила его и до конца жизни во время поездок в Советский Союз искала его могилу.

В жилах матери, Ирмы Мартенс, во втором браке Бернер, текла кровь голландских колонистов времён Екатерины II, что для Сталина не было оправданием. Она пережила геенну: скитания с двумя маленькими детьми и старой матерью, смерть сына, голод. После войны как жена поляка она подала документы на репатриацию и поселилась во Вроцлаве.

Анна закончила геологический факультет, одновременно пела в «Каламбуре» и «Эстраде».
«Самые приятные воспоминания остались у меня о сотрудничестве с Жешовской Эстрадой. Она научила меня поведению на сцене и познакомила с Касей Гертнер, которая стала писать для меня песни», - писала она другу.

В 60-е годы она победила на фестивалях в Сопоте, Ополе, Остенде, выступала в Англии, США, Канаде, в Сан-Ремо и на фестивале неаполитанской песни. Подписала контракт с итальянской звукозаписывающей фирмой, пела на семи языках. Страшная автомобильная авария в августе 1967 года почти на три года лишила её возможности двигаться. От неприязни к Италии она освобождалась тем, что писала автобиографию «Вернись в Сорренто?…».

Белый польский ангел

Одновременно с Польшей звезда Герман засияла за восточной границей. Колоратурное сопрано, прозрачное, почти ангельское, повалило на колени тамошнюю публику. Первую пластинку певицы «Мелодия» выпустила в 1964 году, раньше, чем на долгоиграющую пластинку «Танцующие Эвридики» решилась польская фирма звукозаписи. Россия обожала её и в 70-е годы, когда на родине она стала анахронизмом. Она записала казённо-патриотическую песню «В большой космической семье» в честь Мирослава Гермашевского, участвовала в отстойном Фестивале Солдатской Песни в Колобжеге, в Фестивале Советской Песни, по приглашению Войцеха Ярузельского наблюдала за морскими манёврами, организованными по случаю 30-летия Народного Флота. Молодые слушатели предпочли Брекаут, Родович, Коэна.

В СССР она концертировала даже по два раза в год, давая 60 концертов в месяц. В гостинице «Москва» за ней был постоянно забронирован номер, а писали для неё самые лучшие: Александра Пахмутова, Оскар Фельцман, Владимир Шаинский. Когда в 80-е годы я встречалась с 90-летней Анастасией Цветаевой, сестрой поэтессы Марины, она попеременно рассказывала о лагерях и о дружбе с Анной Герман. Поэт Евгений Евтушенко (она записала по-итальянски песню «Не спеши» на его стихи) рекламировал певицу на своих авторских вечерах в Италии. Шлягер Пахмутовой «Надежда» пропагандировали несколько русских певцов, но космонавты перед стартом слушали его в исполнении Герман. На доступных в интернете фрагментах телевизионных выступлений певица всегда стоит впереди, далеко от ансамбля, чтобы замаскировать разницу в росте (у неё был рост 185 см и ужасный комплекс).

В многочисленных интервью она хвалила советскую публику и способ записи песен. В студиях не использовали плейбэки, она пела с оркестром вживую, свободно. Это слышно и в сериале, где голос Герман льётся, как горный поток, а на экране изящно шевелит губами Йоанна Моро. До сих пор никто не сдублировал «Белого польского ангела»…

Её знакомые подчёркивают, что она была необычайно музыкальна и скромна. Всегда улыбающаяся и доброжелательная. Она не говорила «пишу музыку», но – «придумываю мелодию». Трудолюбивая и серьёзная, как того требовал протестантизм, верная своему певческому призванию. Свой голос она считала даром Божьим, подчёркивала, что поёт для Бога, а не ради славы и популярности. Очень была предана семье.

Жечьпосполита есть?

Крёстная мать сериала – я знаю это от режиссёра – продюсер Галина Балан-Тимкина из украинской фирмы Star Media. Фирма эта, основанная в 2006 году, имеет свои филиалы в Киеве, Москве и Астане. Пани Галина родилась в смешанном браке.
- Жечьпосполита есть? – спрашивал дома отец-украинец.
- Нет, пошла в костёл. Но оставила тебе обед, - отвечала мать-полька.

Она закончила институт в Киеве, по специальности режиссёр театра, сыграла в нескольких фильмах, занялась их производством. В частной жизни она принадлежит к многомиллионной армии русскоязычных поклонников Анны Герман, и замысел сериала ей приснился. Пользуясь своим служебным положением, она предложила эту идею первому каналу российского телевидения. Это инвестор, о котором можно только мечтать, - не дрожит над каждой копейкой и обеспечивает рекламу на всей территории бывшей империи. Директор, однако, поставил условие: режиссёром должен быть создатель «Малой Москвы», которую на телеканале показали дважды
- Для меня это настоящая рецензия фильма, - комментирует Кшистек.

У него был перерыв в съёмках «80 миллионов», он ждал снега. Вместе с оператором Гжегожем Кендзерским они в поисках натуры изъездили Крым, Аккерманские степи, Бахчисарай, Киев, Львов. В результате послевоенный Вроцлав снимали в Львове, Сан-Ремо – в Ялте, Неаполь – в Крыму и в Хорватии.

- Автострада Солнца так перегружена, что и речи не может быть о её перекрытии для съёмок, - говорит он. – Поэтому на старой автостраде Симферополь – Ялта мы положили новый асфальт, пейзаж похож на итальянский. Там мы сняли аварию Герман. С русскими прекрасно работается. Я, например, оговариваю, что мне нужна тысяча статистов. Соглашаются – «Pust' budiet». Могут прислать 750, но не 75, как в Польше, - говорит нам режиссёр Вальдемар Кшистек.

Сериал имеет мощную биографическую и историческую основу, тщательно воссозданы детали. Крытые грузовики для перевозки заключённых имеют на бортах обманчивые надписи: «Хлеб», «Молоко»; арестованных били, чтобы принудить к признаниям; приговор «десять лет без права переписки» на жаргоне НКВД означал расстрел. Так и было на самом деле. Однако сериал не является ни точной биографией, ни уроком истории. У матери Анны не было поклонника из НКВД, который преследовал её даже в Польше. Наверняка она не встречалась в Ташкенте с поэтессой Анной Ахматовой, хотя Ахматова там была; с экрана она читает потрясающий фрагмент «Реквиема»:
- Эта женщина больна,
Эта женщина одна,
Муж в могиле, сын в тюрьме,
Помолитесь обо мне.

Сериал имел большой успех в России, усадив перед телевизорами 22 миллиона человек.
- Мы побили рейтинг русских сериалов! - позвонил после премьеры режиссёру экранный НКВД-шник Марат Башаров.
«Анна Герман» побила также и польские сериалы. Не 4,5 миллиона, как «Л как любовь», но почти 6,5 миллиона зрителей посмотрели первую серию вечером в прошлую пятницу и более миллиона воскресный повтор.
Между прочим, продюсер изо всех сил старалась убедить TVP участвовать в производстве сериала, трижды обращалась в Варшаву. Безрезультатно.

- Давайте снимать такие вещи, исторические, биографические. У вас ведь миссия, а такие вещи облагораживают! – убеждаю я всякий раз, как бываю на TVP, - говорит Вальдемар Кшистек. – Теперь видно, что я прав, потому что и зрители на моей стороне.
Анна Жебровска
Перевод:. ursa-tm@yandex.ru

Gazeta Wyborcza
Thursday, November 22nd, 2012
2:28 am
Как прекрасно и как трудно не быть рабами (беседа с Б.Стругацким)
- Kаким годом у Вас датируется очки? Кажется, они не из светлого будущего...
Очки у меня старые, дедовские, на самодельных резиночках – вот уже двадцать лет, наверное, как я собираюсь их сменить, да так и не собрался.
- Очень интересно, как Вы, типичный 60-тник, апдаптировались к новому времени. Знаете ли фамилии Армани и Диор, имеется ли у Вас галстук от Кензо или лосьон от Босс?
Названия фирм, которые Вы приводите выше, звучат для меня как некая музыка, - к сожалению, вовсе не знакомая. Галстуков не ношу никогда (и никогда не носил), терпеть их не могу, а лосьонов не понимаю. Дикий человек.
- И, наверное, суеверен?
А как же!
- Когда я впервые попала в СССР я очень удивилась: профессиональные марксисты пугались черной кошки, доцент по научному коммунизму рисковала поджечь квартиру, но не вернулась проверить выключена ли газовая плита...
Не надо, не надо было возвращаться! Вот давеча поехали мы отдыхать на Карельский, я имел глупость вернуться с лестницы – проверить закрыт ли балкон. И что же?! На другой же день ужасно заболел наш кис Калям, да так, что мы не чаяли уже его спасти, и проболел 10 дней из 14, пока мы были на природе. Все, тьфу-тьфу-тьфу, обошлось, но отпуск был испорчен необратимо. А ведь стоило мне (проверив балкон) посмотреться в зеркало (верное средство от беды при возвращении с полпути), - и все, надо думать, обошлось бы благополучно!
- С чем это на Ваш взгляд связано суеверие жильцов XXI века?
«Повсюду страсти роковые, и от судеб защиты нет…». В этом все дело, без сомнения. Человек беззащитен перед случайностями и не вседа умеет уловить закономерности. На что же ему еще надеяться, кроме как на приметы и «маленькие хитрости»? Между прочим, Леви-Стросс, кажется, отмечал, что для первобытных наших предков вера в приметы и прочие суеверия играли значительную роль в предохранении от бед и вообще в выживании. Предупрежденный дурной приметой предок был осторожен и насторожен, и ему чаще удавалось уйти от беды, чем его «передовому» соплеменнику-материалисту. Думаю, в этой части мы опять же недалеко ушли от пещер и костров.
- Определение «шестидесятник» Вас не обижает?
Против определения «шестидесятник» я не возражаю и даже горжусь. Булат Окуджава же тоже шестидесятник, и Володя Высоцкий, и Юрий Трифонов… Да и сам Александр Исаич в конечном счете кто, как не шестидесятник?
- С чем связываете феномен 60-тничества? Посиделки на кухне, возвращение лагерников, внутреннее раскрепошение?
Все это присутствует – в большей или меньшей степени. Первая Оттепель. Первый глоток свободы. Впервые рабы ощутили, как прекрасно и как трудно не быть рабами.
- Как Вы узнали о реферате Хрущева на XX съезде?
Не помню почти ничего. Помню разве что бешеные споры с женой АНС, которая была из сильно репрессированной семьи и все тщилась доказать мне, молодому ярому сталинцу, что «все они там, наверху, – кровавая сволочь, и нет среди них ни одного праведника». АНС, бледный и испуганный, хватал нас за руки и бормотал: «Да успокойтесь вы… Да что вы, в самом деле, развоевались? Давайте лучше выпьем». Я довольно долго сохранял себя идеалистом, до 1962 года, до самой «исторической встречи Н.С.Хрущева с представителями художественной интеллигенции в Манеже», когда мы с АНС дружно и окончательно осознали, что правит нами банда жлобов и никаких надежд на светлое будущее нет, не смотря ни на какую оттепель…
- Как Вы стали ярым сталинцем?
Мы были первым поколением, выросшим в эпоху оруэловского double think, и все были сталинцами – в большей или меньшей степени. Спасались только дети из семей, где не боялись рассказывать правду, но таких семей было очень мало – одна из десяти, вряд ли больше. Среди моих ровесников был по крайней мере один. Но я понял это много лет спустя, когда сам поумнел в достаточной мере.
- Блокада Вас не отрезвила?
Блокада здесь совершенно ни при чем: ясно же было, что мы выжили только благодаря заботе партии и лично товарища Сталина. В этом и состоит суть двоемыслия: факты, лежащие на поверхности (чудовищное преступление режима и априорная чистота и безошибочность этого же режима), не могут помещаться в голове ОДНОВРЕМЕННО – только отдельно друг от друга.
- То есть, еле оправившись от голодного кровавого поноса, все кругом маршировали и пели массовые песни? Почти как северные корейцы.
Надо было – маршировали. И пели. И были СЧАСТЛИВЫ! Корейцев хорошо понимаю. И боюсь! Это сейчас, наверное, самые опасные и несчастные люди на Земле.
- Когда Вы поняли, что оттепель закончилась - был ли какой-то конкретный факт?
Что оттепель закончилась понял в августе 1968 года. Чехословакия. Полное и абсолютное крушение всех надежд и каких-либо перспектив, кроме перспективы социальной трясины, из которой выход только через войну, через кровь, через мировую катастрофу. Приятно думать, что мы ошиблись, - хотя и не так уж сильно.
- Фамилия Стругацкий имеет польский оттенок. Был даже писатель Анджей Струг (хотя это псевдоним). Есть ли у Стругацких капля польской крови?
Ничего не знаю об этом. Но думаю, что есть.
- А правда, что Вы каждое утро твердо и с наслаждением выполнете писательскую норму: 7 страниц черновика (или 15 чистовика) и ответы на 276 ежедневных вопросов?
Довольно твердо, но без всякого наслаждения (или даже простого удовольствия). Просыпаюсь часов в 10-11. И тут же встаю.

- Что думаете о творчестве Станислава Лема?

Лем был (и остается!) крупнейшим современным писателем. Рабле и Свифт ХХ века. Обладатель фантастической эрудиции, блистательный ум, невероятное воображение, - не было во всем миреписателя, который превосходил бы пана Станислава (так мы все его между собой называли) силой своего воображения. Он создал произведения, составившие эпоху в литературе, - произведения великолепные, ЭТАЛОННЫЕ, произведения на века. Он видел будущее как "время жестоких чудес", он ощущал Дух Будущего, самоё черную ауру его, - и при этом не терял интеллектуального оптимизма, потому что знал: сила Разума безгранична, а глупость - конечна, человечество дьявольски устойчивая система, и караван идет.

http://wyborcza.pl/1,75475,12894563,Ostatni_wywiad_ze_Strugackim__Dwojmyslenie_po_sowiecku.html
Интервью с Борисом Натановичем я делала по компьютеру (на личную встречу БН не согласился) и по своей глупости его не окончила.
Saturday, August 4th, 2012
11:03 pm
Янек из "4 танкистов" в роли сторожа Турецкого,
Марыля Родович в роли Родович... Гениальные Кобушевский, Фрончевский, Кондрат.
Эх, жалко, что нет (и, вернее всего, не будет) новых серий кабаре Ольги Липиньской...

Tuesday, July 10th, 2012
7:47 pm
Saturday, May 19th, 2012
11:49 pm
Гнать в шею, что ли?
Вечером новая сиделка мамы, белорусская интеллигентка, сама по себе полезла мыть дурностойки на кухонном шкафу. И тщательно смыла красочные наклейки на глиняных бутылках, которые гитлеровцы привезли и распили в годы войны.
Я нашла эти бутыли в юности на чердаке у дальних родственников. Жили они в деревне Вишнице на востоке Польши. Это был мой первый экспонат домашнего музея.
Белорусская же сиделка, б.журналистка, б. работник музея, жена приглашенного в Варшаву профессора филологии (сама работает не ради денег, а чтобы не сидеть дома) только похлопала ресницами и отпросилась на ночь музеев. Расширять умственные горизонты, после того, как поломала ногти сдирая наклейки с готическим шрифром.  
Tuesday, May 15th, 2012
6:01 am
Читаю "Даниэдь Штейн, переводчик" Улицкой
кто-н. осилил этот роман? 
и как Вам?
Monday, May 14th, 2012
6:15 am
«Контрольная прогулка» по московским бульварам: как это было
Оригинал взят у drugoi в «Контрольная прогулка» по московским бульварам: как это было

Фотографии: © drugoi

13.05.2012, Россия | Сегодня москвичи, последовав призыву писателя Бориса Акунина (Григория Чхартишвили), вышли на прогулку по бульварам — от Пушкинской площади до Чистых прудов. Случилось то, чего никто не ждал — на мирную, неполитическую акцию пришли, по меньшей мере, десять тысяч человек. Ни одного флага, плаката, транспаранта — только люди с белыми лентами, поющие песни, улыбающиеся друг другу, весело прошагали путь в несколько километров — без полиции, солдат, металлических изгородей и прочих атрибутов т.н. «согласованных» шествий. Для них только предупредительно перекрыли движение на Страстном, Петровском и Рождественском бульварах — все остальное граждане сделали сами, показав, что они, во-первых, не испугались бегавших за ними несколько дней назад ОМОНовцев с дубинками, а, во-вторых, что они могут заставить власть соблюдать Конституцию страны — ту самую 31-ю статью. Выяснилось, что, когда на мирную акцию протеста выходит не сто человек, как прежде на Триумфальной, а десять тысяч, её никто не пытается заткнуть ОМОНом и автозаком. Одним словом, всё прошло на пять баллов.


Могу сказать за себя — я не очень хотел идти на эту прогулку. Думал, что будет десяток писателей и толпа фотографов — как это обычно бывает. Действительность оказалась совсем иной — к полудню на Пушкинской собралось тыcячи три и люди все прибывали.










Гуляющие двинулись на бульвары во главе с Борисом Акуниным, Сергеем Пархоменко, Дмитрием Быковым, Дмитрием Глуховским. В числе участников были Сергей Юрский, Эдуард Успенский, Андрей Макаревич, Максим Виторган, Андрей Бильжо, Александр Проханов, Лев Рубинштейн, Людмила Улицкая, Ольга Романова, Татьяна Лазарева, Михаил Шац, Юрий Рост, Алексей Кортнев.





Депутат Госдумы Дмитрий Гудков, Сергей Пархоменко, Борис Акунин.





Колонна двинулась по Страстному бульвару.











Юлия Латынина.






Огромная масса людей растянулась по бульварам — от Петровки до Чистых прудов.






Поднявшись от Трубной на Рождественский бульвар, люди оборачивались, видели перед собой тысячи людей, идущих вслед за ними и начинали аплодировать.





Поэт и музыкант Алексей Паперный.


























Ирина Ясина.




















Колонна гуляющих пришла на Чистые пруды.











Обычные обитатели Чистых прудов были изрядно удивлены появлением «Контрольной прогулки» на бульваре.





В это время в лагере #ОккупайАбай жизнь шла своим чередом. Здесь есть бесплатный Wi-Fi, работает мощный генератор. В лагере есть медсестра, налажена уборка мусора, есть охрана. Только за сегодня на цели лагеря собрано 352 504 рубля.





На доске объявлений список сегодняшних лекций и дискуссионных площадок.





Мусорный контейнер рядом с лагерем.





А это те самые тюльпаны про которые врал Первый канал — дескать, их вытоптали. Участники лагеря специально огородили их.





А памятника Абаю Кунанбаеву организаторы гуляния обратились ко всем с коротким заключительным словом.





Григорий Шалвович успевал еще и подписывать книги читателям.


















Москвичи и все, кто пришел сегодня на бульвары — респект вам и уважуха.

Фотографии: © drugoi



Saturday, May 12th, 2012
6:27 pm
ОМОН-бабоносец: производит впечатление
Originally posted by mackrotk at ОМОН-бабоносец: производит впечатление
Оригинал взят у igaro в ОМОН-бабоносец: производит впечатление
Оригинал взят у agavr в ОМОН-бабоносец: производит впечатление
Май. 12, 2012|07:35 am]

avmalgin
Ошибаться нам нельзя. Стоило с легкой руки сайта КПРФ нам всем запостить видео того, как омоновец на Болотной бил ногами якобы беременную женщину, как тут же выяснилось, что это не беременная женщина, а какой-то парень. Тут же поднялся вой... точнее вонь: вот они, фальсификаторы от оппозиции, как всегда, врут и не краснеют. 

Как будто парня бить ногами можно.

Хочу напомнить о подвигах этих джентльменов, которые, видите, не могут обидеть женщину. Парня - могут, женщину - ни-ни!













Ребята, сделайте перепост пожалуйста. Распостраняйте эти фотографии.

Friday, April 20th, 2012
11:51 pm
Из зала — сюда
Originally posted by drugoiat Из зала — сюда

© REUTERS/Heiko Junge/ Scanpix

Хотел проиллюстрировать то, о чем мы вчера говорили с братьями Дзядко на «Дожде».
О тревожащей меня разнице в картинках из городского суда Осло и зала Таганского суда в Москве.

Вверху: Андерс Беринг Брейвик, террорист, убийца 77 человек.

Внизу: Надежда Толоконникова, спела и станцевала в церкви.


© РИА НОВОСТИ/Андрей Стенин
Wednesday, April 18th, 2012
11:35 pm
2:37 am
Документы не горят, проще всего их рассекретить
Документы более полно:
http://bi.gazeta.pl/im/1/11556/m11556761,DOKUMENTY-OBLAWAAUGUSTOWSKA-RUS.pdf
Вот копии документов, которые привез из Москвы шеф Института национальной памяти Польши Лукаш Каминьски. Оба являются свидетельством операций с участием 40 тысяч солдат Красной армии, которую поляки называют "Белостоцкой облавой", а иногда - "малой Катынью".
В июле 1945 года в поисках бойцов Армии Крайовой СМЕРШ при участии польской гозбезопасности и милиции тщательно прочесывал Августовскую пущу и окрастные села. Были арестованы семь с лишним тысяч поляков и литовцев. Большинство после жестокого следствия отпустили, литовцев, подозреваемых в участии "в бандформирования" передали литовскому отделению НКВД, но почти 600 человек никогда не вернулись. Скорее всего, их тайно расстреляли и похоронили в неизвестном месте. Среди них было 30 женщин, некоторые беременные, и несовершеннолетние подростки.
Документы в архиве ФСБ нашел в свое время связанный с Мемориалом историк Никита Петров и в прошлом году опубликовал их в своей книге "По сценарию Сталина. Роль органов НКВД-МГБ в советизации стран Центральной и Восточной Европы. 1945 - 1953 гг". Теперь же Мемориал попросил в архивах копии и передал их шефу ИНП Каминскому. 
Вот это польский ответ на уклончивый вердикта Страсбургского суда по катынскому расстрелу, хотя суд не увидел никаких угроз безопасности российского государства в случае рассекречения расстрела польских военнопленных в апреле 1940 года.
Учетные папки польских офицеров были на всякий случай уничножены в 1959 году при Хрущеве. Но тем не менее в начале 90-х историк Наталия Лебедева написала свою первую статью о Катыни. Тогда еще не было найдено решение Сталина и его сподвижников от 5 марта 1940 года о расстреле польских военнопленных офицеров. Их исчезновение Лебедева восстановила на основании косвенных документов: запрашиваемых НКВД поездов, подготовки и депортаций жен и детей плененных офицеров. Вот такая шутка истории.
Документы не горят, проще всего их рассекретить.
Tuesday, April 17th, 2012
1:43 am
Только Это Москвы не соврало о вердикте Страсбурга по Катыни
И на сайте Ведомостей тоже написано толково. Остальные российские масс-медия работают как в добрые сталинские времена.

Европейский суд по правам человека накануне квалифицировал расстрел польских военнопленных в Катыни как военное преступление, но оснований для возобновления расследования не нашел

16.04.2012 22:03 Писатель и историк Леонид Млечин надеется, что рекомендация Европейского суда по правам человека о рассекречивании Россией материалов дела по Катыни будет учтена...



Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обнародовал в понедельник решение по делу «Яновец и другие против России», в котором 15 истцов обжаловали проведенное Россией в 1990-2004 гг. расследование«катынского дела» о массовом расстреле 22 000 польских офицеров в 1940 г. в Катыни, Медном и Пятихатках. ЕСПЧ пришел к выводу, что расстрел можно определить как военное преступление, «поскольку обязательства гуманного обращения с военнопленными и запрет на убийство были частью обычного международного права, которое советские власти были обязаны соблюдать». Но после ратификации Россией Конвенции о правах человека в 1998 г. не было обнаружено новых доказательств, которые могли бы обязать российские власти возобновить расследование (в соответствии со ст. 2 конвенции).
Суд постановил, что Россия нарушила права родственников, не предоставив им документы и вынудив без содействия властей устанавливать судьбу и место захоронения родственников. Суд не нашел легитимных причин для засекречивания постановления о прекращении дела. Он обязал выплатить истцам понесенные ими расходы за судебное рассмотрение в размере 6500 евро.
Россия не планирует обжаловать решение, заявил«Интерфаксу» руководитель аппарата полпреда России при ЕСПЧ Андрей Федоров: нарушение ст. 2 конвенции, являющейся ключевой в данном иске, не признано судом, что дает основания полагать, что решение принято в пользу России. А представитель истцов в ЕСПЧ адвокат Анна Ставицкая не исключает, что будет добиваться рассмотрения дела в Большой палате суда: с одной стороны, суд признал расстрел преступлением и указал, что Россия не выполнила обязательства по предоставлению документов, чего и добивалась польская сторона, с другой — не признал право на возобновление расследования. Ставицкая отмечает, что решение было принято с перевесом всего в один голос и почти все судьи написали особые мнения.
Политически ангажированным назвал решение депутат Госдумы от КПРФСергей Обухов: по мнению коммунистов, катынская трагедия — это преступление не СССР, а фашистской Германии. В свою очередь, Федоров заявил, что на засекречивание дела Россия имела полное право.
Отказ рассекретить документы НКВД и материалы расследования Главной военной прокуратуры можно интерпретировать так, что у находящихся у власти людей произошло отождествление интересов страны с интересами клана, который родом из организации, не желающей отмежевываться от преступлений НКВД, констатирует руководитель польской программы«Мемориала» Александр Гурьянов, они считают, что любые попытки осудить эти действия угрожают интересам их клана.
Быстрый поиск: Интерфакс, КПРФ
http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/279294/nepravednye_sekrety#ixzz1sFQVDH2a
Sunday, April 15th, 2012
3:54 am
"Жулики и воры! Пять минут на сборы"...
...кричали собравшиеся в Астрахани. А я смотрела на пузатых полицейских, которым Ксения
Собчак дарила белые гвоздики и вруг меня осенило! В Польше милиционеры тоже были
такими же пузатыми, с тупыми рожами и неотлучными палками! Особенно они разжирели 
в последнее десятилетие эпохи развитого социализма. В польскои самиздате их только т
акими и рисовали. Очень хорошо делал это Яцек Возьняк, мой свояк из Жешова.

skan-1Я помню рисунок Яцека Возняка времён военного положения,
на котором жирный милиционер кричит нескольким клевавшим что-то курицам: "Разойдитесь!"
(все сборы были, конечно, запрещены).
А в июне 1989 года кончился социализм и стали исчезать отъевшиеся слуги режима. Теперь их
ни-ни, просто - как ветром сдуло. 
Неужели нынешний вид российских полицейских тоже предвещает конец эпохи?
Friday, April 13th, 2012
3:29 pm
Продаю квартиру в центре Варшавы!

Всего за 180 тыс евро. Для фанатов Евро-2012 это удобное местожительства с перспективой позднейших ночевок
на  пути Москва - Берлин - Париж. До стадиона Легии - минут 15 пешком, до Национального стадиона ехать минут
25-40 (смотря в какое время и на чем).
Общая площадь 60 метров, 3 комнаты, при этом гостевая соединена с кухней, джакузи либо душ по выбору,
полная меблировка. Престижный и безопасный район, рядом посольства и военная часть. 
До Вислы пешком 12 минут, дворовые рубята ходят туда удить. До Лазенковского парка 7 минут,
до остановки пяти автобусов - двести шагов. Близко магазины, бензоколонка, вкусная столовая "Линда"
и забегаловка "Мастер и Маргаритка".
На углу улицы - платная закрытая стоянка, хозяева квартиры могут бесплатно парковать на улице,
гости столицы - платно.
Дом 5-этажный, в прошлом году мы пережили генремонт, в результате которого стены утеплнены и покрашены,
есть новая крыша, поменялись батареи и водопроводные трубы.
Моя квартира находится на первом этаже, не надо высоко носить покупки (нет лифта).
Культурненькие соседи, небольшая ежеместячная квартплата (480 зл.=115 евро).
Евроремонт я сделала года четыре тому назад, после него пол стал ясеневым паркетом, появились
деревянные окна и двери, мебель по заказу. Квартинра двусторонняя: окна кухни и гостиной выходят
на юго-запад и старинную улицу 29 Листопада; окна спальни и гостевой комнаты смотрят на юго-восток
и большой зеленый двор. Под балконом в небольшом садике развожу розы, смородину и редиску.
Я бы отсюда ни за что не съезжала, но жить вместе с мамой, сиделкой, собакой и двумя кошками
стало тесно.
Интим не предлагать :)









Monday, March 26th, 2012
6:35 pm
Освободите Pussy Riot! - кричали вчера молодые в Варшаве
Happening w obronie zespołu Pussy Riots FOT. ADAM STEPIEN / AGENCJA GAZETA
И одели Коперника в шерстаную "коминярку".
Wednesday, March 7th, 2012
5:38 pm
Пелевин "Т"
Люди добрые! Есть ли в мире кто-либо, кто прочел книгу Пелевина раз 5-6?
Я сама себе сочувствую. Но редакция заказала рецензию. Вернее, редактор умолил. Я дружу со своим редактором, поэтому согласилась.
Фабульная квази-историческа линия романа скучна и нарочита (мое мнение на этот счет редакция вырезала). Достоевский, который охотится за мертвыми душами не смешон. Персонажей в книге на полусотни больше, чем мой мозг способен их запомнить.
Хороша линия современной России, с чекистами - либерастами и чекистами силовиками. С архимандритом, который, вложив деньги в литпроект, требут отката в 30 %. С неграми писательского труда.
Хороша, но не гениальная...
Мне никак не понять, почему мир покорили Пелевин, Ерофеев, Сорокин, а не, напр., Асар Эппель? Не ... (десяток фамилий живущих, боюсь кого-либо обидеть).

Projekt Pielewin
Anna Żebrowska
"T"
Wiktor Pielewin
przeł. Ewa Rojewska-Olejarczuk
W.A.B., Warszawa


W wieku 18 lat czuł się stary, młodnieć zaczął po trzydziestce, dzisiaj ma pięćdziesiątkę i trzy rowery. Urodził się w rodzinie inteligenckiej, został inżynierem elektromechaniki, próbował zrobić doktorat, znudził się, z Instytutu Literackiego skreślono go. Dzieciństwo i młodość spędził na bulwarze Twerskim w centrum Moskwy. Dzisiaj okna jego mieszkania w Czertanowie wychodzą na park Bitcewski.

Erudyta, który dzięki grantom i książkom wydanym w kilkudziesięciu krajach objeździł cały świat, łącznie z Chinami i Bhutanem. W młodości nie stronił od alkoholu, obecnie nie pije i nie pali. Nie zażywa narkotyków, wbrew legendzie, która pojawiła się wraz z powieścią "Generacja P". Nie ogląda telewizji i nie czyta gazet. Za najważniejsze dzieło literatury radzieckiej uważa "Mistrza i Małgorzatę" Bułhakowa.

Dwa lata temu uznany przez 40 tys. internautów za najbardziej wpływowego intelektualistę współczesnej Rosji. Wiktor Pielewin (rocznik 1962) oddaje pod osąd polskich czytelników powieść o lakonicznym tytule "T".

- A po co zostałem stworzony ja?

- Powiedziałbym, panie hrabio, że wyłącznie po to, aby przez to wszystko dotrzeć do zbawienia (filozof Władimir Sołowjow do T.).



Nikt nie jest tym, za kogo uchodzi, nic nie jest takie, jak sądzimy.

Hrabia T. nie jest siwobrodym Tołstojem, który wyruszył z Jasnej Polany do Pustelni Optyńskiej w swą ostatnią drogę, choć poznajemy go w pociągu. Jasna Polana przypomina operetkowe zamczysko, a czym jest Pustelnia Optyńska, nie wiadomo do końca.

Powieściowe alter ego Tołstoja to rosyjski superman, który z teorii o niesprzeciwianiu się złu przemocą uczynił wyrafinowaną broń. Na trasie jego 400-stronicowej wędrówki trup ściele się gęsto, bo hrabiego co rusz osaczają żandarmi, wysłannicy sekty, tajna policja. Nie rozumie, dlaczego stał się obiektem pościgu, nie wie, kim jest i po co idzie do Pustelni Optyńskiej, gdyż na początku podróży stracił pamięć.

Po drodze zawiera liczne znajomości, w tym z księżną Tarakanową (choć słynna samozwanka żyła wiek wcześniej), Fiodorem Dostojewskim, filozofem Władimirem Sołowjowem i oberprokuratorem Świętego Synodu Konstantym Pobiedonoscewem. Oberprokurator - o zgrozo! - należy do tajnej sekty czcicieli boga-hermafrodyty z kocią głową, Sołowjowa na rozkaz cara ścięto, co nie przeszkadza mu wdać się z T. w intelektualną dysputę, a Dostojewski ma oblicze nordyckiego rębajły i poluje na martwe dusze, które wysysa.

Na tym quasi-historycznym poziomie powieści bohaterowie jedzą, piją, uprawiają seks, dyskutują o materiach wzniosłych i przyziemnych, cierpią i giną za swe przekonania lub przez przypadek. Nie wiedzą tylko jednego: wszyscy jak jeden mąż są kolektywnym projektem literackim, postaciami wymyślonymi przez Ariela Edmundowicza Brachmana i jego pięciu pomocników.

Tę brygadę ghostwriterów wynajął w XXI w. właściciel biznesu dewelopersko-paliwowo-wydawniczego, by na stulecie śmierci Tołstoja sprokurowała bestsellerową biografię klasyka. Wyklęty przez Cerkiew Lew Nikołajewicz wbrew prawdzie historycznej winien uświadomić sobie błędy, pokajać się i powrócić na łono prawosławia.

Albowiem, tłumaczy oszołomionemu T. jego stwórca Ariel, pozbawiona krzyża mogiła pisarza była dopuszczalna i nawet stylowa na początku wieku XX. "A w XXI w kraju zaczęło się odrodzenie duchowe, toteż instancje doszły do przekonania, że krzyż jednak musi być. A nasz właściciel we wszystkie te powiewy wsłuchuje się bardzo uważnie".

Tak wkraczamy na kolejny poziom powieści, który dotyczy współczesnej Rosji i który udał się Pielewinowi wybornie. Oczywiście jest to także świat wymyślony, ale tak, że pod fikcyjne postaci można podstawić realne pierwowzory. Biznesmenów, których specjalnością jest szwarc, mydło i powidło, ale głównie - wsłuchiwanie się w życzenia władzy i wysysanie pieniędzy z budżetu. Czekistów liberalnych oraz siłowych, których różni asortyment sposobów bogacenia się: liberalni optują za rajami podatkowymi i geszeftem międzynarodowym, siłowi wolą rozwiązania już sprawdzone. Przedstawiciela Cerkwi, który inwestując w projekt bestsellera, żąda, by z wyasygnowanych pieniędzy cichcem zwrócono mu 30 procent.

- To tylko pana trapią wątpliwości. Dlatego jest pan u nas hrabią T., że nawet nie potrafi pan zwyczajnie wyssać duszy. Koniecznie musi pan szukać we wszystkim pierwiastka moralnego i na wszelkie sposoby się sprzeciwiać (Ariel do T.).

Świat powieści, który w szczegółach jest lustrzanym odbiciem Rosji putinowskiej, ma jednocześnie walor uniwersalny: miasta jako gigantyczne śmietniska, odmóżdżająca telewizja, życie sprowadzone do konsumpcji, ludzie, którzy godzą się na rolę pionków w cudzych grach...

Pielewin nie przepuścił też okazji, by zakpić z mesjanistycznej wizji Rosji, rzekomo zagrożonej przez pragmatyczną cywilizację zachodnią. "Patriotyczną" postawę reprezentują w "T" Dostojewski i święty starzec Fiodor Kuźmicz, skądinąd - wraz z Pobiedonoscewem - członkowie sekty, która składa ofiary z ludzi.

Dzięki rozmowności Ariela T. wkrótce dowiaduje się, że sponsor alternatywnej biografii jego prototypu zbankrutował i uciekł do Londynu. Specjaliści od marketingu przekonali wierzycieli, że Tołstoj jest démodé, wystarczy hrabiowski tytuł z pierwszą literą nazwiska. Odmłodzony, atrakcyjny seksualnie T. ma wstrzelić się w gusta samotnych kobiet, planktonu glamourowo-korporacyjnego i utajonych gejów.

W nowym biznesplanie biografia T. gładko ewoluuje w stronę kryminału z elementami thrillera i erotyki. Sceny pościgów i strzelaniny pisze wynajęty mistrz ostrej fabuły Mitia, wątki erotyczne za osiemset dolarów od szpalty wplata Gosza, zwidy psychodeliczne, podczas których T. rozmawia z koniem, to sprawka Griszy, zaś kolejny skryba odpowiada za meandryczny strumień świadomości.

- Skoro rozmawiam ze stwórcą - rzekł T. - to czy mogę zapytać, jaki jest cel istnienia?
Ariel się uśmiechnął. - Ja jestem jedynie stwórcą świata, który pan widzi, tymczasowym władcą tworzącym cienie z prochu.


- Wygląda na to, że wszyscy jesteśmy gladiatorami w cyrku - wzdycha z niedowierzaniem Dostojewski, któremu Ariel jakoś się nie objawia. Nie ma więc pojęcia, że w związku ze zmianą inwestora przerobiono go na grę komputerową pt. "Petersburg Dostojewskiego". Ma wariant eksportowy oraz krajowy - ukłon w stronę petersburskiej elity u steru rządu.

Z czasem T. uświadamia sobie, że sprawca jego perypetii Ariel to tylko bohater powieści, w której odgrywa demiurga, choć w istocie jest marionetką w rękach potężniejszych marionetek. Miarka się przebiera i T. za pomocą kabalistycznej sztuczki, którą podpatrzył u swego pożal się Boże stwórcy, wyzwala się spod władzy cudzego tekstu. "Tym, który pisze Księgę Życia, tym, który ją czyta, i tym, o którym ta Księga opowiada, jestem ja sam. Byłem nim zawsze i będę nim wiecznie. Pan przecież nie chce być wiecznością. Chce pan chwilowo stać się bogiem, żeby spłacić kredyt" - żegna się na zawsze z Arielem.

Happy end podkreślają końcowe akapity opisu przyrody, detalicznego i uduchowionego, jak to u rosyjskich klasyków. Optymizm to jednak przewrotny: T., który wreszcie czuje się bytem samodzielnym i władcą swego losu, spotyka mówiącego konia (zwidy psychodeliczne autorstwa Griszy?), a i strumień jego świadomości dziwnie kluczy. Gdy już sądzimy, że wszystko jest jasne, w swoim gabinecie w Jasnej Polanie budzi się prawdziwy Lew Tołstoj i wspomina dziwny sen: pisał powieść o Dostojewskim, ale też sam był powieścią, którą pisali inni... Ten projekt Pielewina tylko pozornie kończy się kropką na stronie 404.

"To książka o abstrakcyjnej podróży, jaką udaje się w życiu odbyć niektórym ludziom. Miałem ochotę zrobić mapę takiej podróży, na której przydrożne znaki odpowiadają elementom znanej mi rzeczywistości. Z początku nie planowałem powieści, to miało być opowiadanie" (Wiktor Pielewin w wywiadzie dla gazety "Izwiestia").

Jeden z najbardziej znanych dziś na świecie pisarzy rosyjskich średniego pokolenia debiutował w 1989 r. bajką, a dwa lata później zbiór opowiadań "Niebieska latarnia" zapewnił mu rosyjskiego Bookera i miejsce w literackim establishmencie. Ogłoszony kronikarzem pierestrojki (powieści "Omon Ra", "Życie owadów", "Czapajew i Pustka", "Generacja P") w kolejnych utworach obserwuje rodzimą rzeczywistość równie bacznie i nie mniej bezlitośnie.

Wielokrotnie nagradzany, Pielewin przyjmuje pieniądze, ale same zawody literackie porównuje do wyścigów karaluchów. W "T" wynajęci pismacy kpiarsko deliberują, czy ich kolektywny bestseller zasłuży na nagrodę "Wielkiej Gnidy"...

"T" nie jest utworem, który przełyka się jednym haustem. Fabuła rozgałęzia się jak labirynt, pomysł goni pomysł, bohaterowie mnożą się i znikają, nie pozostawiając śladu w pamięci. Jednak to efekciarstwo nie jest sztuką dla sztuki ani sztuką dla pieniędzy. To obudowa głębokich przemyśleń Wiktora Olegowicza Pielewina, obywatela Rosji, członka społeczności ludzkiej.

W powieści "Generation P" kolektywnym bohaterem jest ubogie i zmanipulowane społeczeństwo, które znienacka poznaje rozkosze konsumpcji. Historycznym rezultatem ówczesnej dekady był wysyp nuworyszy i bandytów. Pod koniec pierwszej dekady XXI w. instrumentem do badania duszy rosyjskiej Pielewin uczynił Tołstoja. Czy to dowód na zmęczenie postmodernizmem i zwiastun powrotu do klasyki, która chciała uczynić czytelnika lepszym?

Największą zagadką powieści "T" jest w rezultacie sam Pielewin, który unika wywiadów i fotografuje się zawsze w ciemnych okularach. Na YouTubie można znaleźć omówienie filmu nakręconego według "Generation P" (reż. Wiktor Ginzburg), gdzie prowadzący dyskusję dowodził: nie ma takiego pisarza, Pielewin to inkarnacje, w każdym utworze inne.

http://wyborcza.pl/1,75475,11289071,_T__Pielewina__Projekt_Pielewin.html
Monday, March 5th, 2012
2:14 am
Я искренне поздравляю всех россиян с победой ВВП!
Потому что значение ВВП для страны трудно переоценить.
Вот была в России говенная попса и героями времени
становились Лолиты Киркоровы, а благодаря ВВП появился
жанр высокохудожественной народной политической песни.
Вот сидели нытики на кухнях, а тут, спасибо ВВП, они
встали и всем миром вышли на Болотную и другие площади,
а мороз только разогревал их тела и души.
Вот Михаил Прохоров возил десанты длинноногих
блондинок в Куршавели, а теперь международный
плейбой стал самым перспективным российским политиком.
Рука в руку со своей первой лейди, умной Ириной
Дмитриевной, повели к урнам приличную часть населения.
Вот Ксения Собчак уже не телка с телевидения с хорошо
подвешенным языком - она нравственный авторитет.
Вот Михаил Ефремов не зачинщик постыдных драк в МХАТе,
он - несравненный исполнитель новаторского поэтического
жанра.
Вот Интернет, информационная помойка и место
разгула пиратства, превратился в альтернативные
гражданские СМИ.
Вот глядишь, и в течение 12 лет, а может и раньше,
рассвирепевший народ вместо бухать, приворовывать,
ждать барина, который придет и рассудит, станет думать,
действовать, что-то производить, что-то вспахивать,
что-то изобретать и внедрять в жизнь. Отвыкнет он, народ,
мочиться около унитаза, полюбит прибирать грязные лестничные
площадки, научится прибивать ровно вывески на стенах
и доски в заборах. И этого же самого потребует от власти,
ибо каждый народ получает власть, похожую на свой
народ.
Вот и воскреснет великая русская культура, наука,
возродится промышленность, смысл жить и здравствовать
появится даже на двести тысяч сто первом километре от
Садового кольца.
Вот вместо вымирать населению по городу в год, трезвые и
предприимчивые родители станут обзаводиться потомством.
И вот эти новорожденные дети с чистой совестью смогуть
сказать: "Спасибо ВВП за наше счастливое детство!".
Вот чего я Вам, дорогие россияне, искренне желаю!
Ваша -
Анна Жебровска

Saturday, February 25th, 2012
11:16 am
В Польше выходит на экраны "Елена" Звянигцева
Я задала Андрею Петровичу несколько вопросов, он,
занят при очередном фильме, ответил на половину из
них. Ответил левой рукой, через агентшу (ЦРУ?),
но тем не менее довольно интересно. Особенно мне
нравится его взгляд на телевидение.
1) „Елена” построена на контрастах: богатые и
бедные, роскошная квартира в центре Москвы и ужасная
многоэтажка в Бирюлево. Интерьеры снимались в настоящих
квартирах?
Это были павильонные съемки. Когда мы были в подготовительном
периоде, то вместе с художником-постановщиком картины
посмотрели не одну «богатую» и «бедную» квартиру. Но все
эти квартиры уже были оформившимся пространством, тогда
как мы создавали новое, свое.
2) Оказывается, миру надо пугаться не русских ядерных
боеголовок, а русских благовидных женщин. Ваша Елена убивает
не моргнув глазом и почти не раскаивается. Церковь для нее
лишь место, где неплохо заглянуть на всякий случай,
не так ли?
Я бы не стал сужать рамки по поводу «русской» опасности,
это не совсем верно. И тот факт, что картина с момента
мировой премьеры в Каннах уже объездила, в буквальном смысле,
весь мир, это доказывает. Зрители по всему миру чувствуют
картину, в независимости от социальных или ментальных различий.
Вот я помню, кто-то сказал: "Все чувствую, все понимаю, тонкая
игра актеров. Но вот, беру персонажей, переставляю в другой
мир – ее зовут Ханна, его Ганс, и ничего не меняется. Хоть
в Италию их перенеси".
Кроме того, фильм изначально задумывался как англоязычный
проект. От британского продюсера Оливера Данги
поступило предложение снять фильм на тему Апокалипсиса.
Он собирался сделать большой проект, состоящий из четырех
полнометражных фильмов, не зависимых друг от друга.
География такова: Северная Америка, Южная, Европа,
которая рассматривалась широко - от Британии до России
и Азиатский регион - от Таиланда до Японии. Не буду
вдаваться в детали, проект не сложился. В итоге
в сценарии мы фактически просто поменяли
английские имена на русские: Хелен стала Еленой,
Кэтрин — Катериной, а Ричард — Владимиром.
По поводу эпизода в церкви. В первом варианте сценария
этой сцены не было. Я помню, что мы даже спорили с
Олегом Негиным (автор сценария) о ее необходимости.
Я настаивал на том, что эта сцена нужна фильму. Ведь
это совершенно языческое начало, присущее Елене.
Она совершенно искренне желала помочь Владимиру
и потому решившей как бы «на всякий случай» поставить
свечку за его здравие. Полагаю, что это очень
точная деталь, почерпнутая их жизни, словно прямая
цитата из жизни.

3) Когда Елена говорит Кате, что любит Владимира,
она кажется искренней. Почему она не пытается
поговорить с мужем честно, поплакаться, чтобы выклянчить
деньги. Она что - нравственно неразвитая? Два часа
страха, а потом - как с гуся вода. В последних кадрах
она мило болтает со своими иждивенцами, ввалившимися
в квартиру убитого мужа. Бррр...
Поведение Елены - это же стихия. У нее нет никакой
рефлексии, зато есть мощный моти, мощнейший инстинкт
— сохранить потомство. У героини было мало времени
для того, чтобы принять решение, и она действовала
поэтому спонтанно, импульсивно.
На осознанном уровне она еще недавно согласилась,
что герой Смирнова, ее теперешний муж, прав и что
придется ее кровным родственничкам выбираться из-под
груза проблем самим. Но, едва положив трубку, она
в одну секунду поворачивает голову, смотрит на себя
в зеркало и принимает это свое страшное решение.
4) Было преступление, но нет наказания.
Правильно ли это в искусстве?
«Елена» дала мне возможность взглянуть на
магистральную идею нового времени: выживание,
спасение себя самого любой ценой. Вместе с ростом
индивидуальных свобод обществу необходим параллельный
рост солидарности. Разобщение, индивидуализм приводит
человечество к тому, что мы скоро будем походить
на пауков в банке. В глубине своего существа каждый
человек пронзительно одинок. Одиночество – это начало
и конец и красная нить всей человеческой жизни.
Гуманистические понятия в современном мире
девальвируются на глазах, причем с каким-то
нарастающим ускорением. Человек в этом состоянии
движется в глубину своего я – к древним инстинктам,
к животному происхождению. «Елена» - жесткая драма.
Безжалостный, бескомпромиссный взгляд на человеческую
природу.
А по поводу преступления и отсутствия наказания. Это
неизбывно. Дело не в искусстве, а в правде жизни. Я не
хочу людей, сидящих в зале, обманывать. По-моему,
отсутствие надежды и света в конце тоннеля заставляет
человека, как удар по лицу, подумать о своем уделе и,
возможно, отыскать надежду самому. Надежда должна быть
в твоем сердце, а не на экране, предъявленная, как
правило, в виде назидания. Речь не о том, чтобы стать
на сторону зла, а про то, что надо смотреть правде
в глаза. Мифы и сказки про добро, побеждающее зло,
не всегда работают. Нужно иметь мужество сознавать,
что зло здравствует, действует — и ничего. И вообще
в этих категориях разговор не может быть глубоким.
Никто никого не побеждает. Проигрывают все.
Время такое.
Для меня все просто – я очень банален. Для меня убийство
– это убийство. Все, здесь точка. То, что она совершает
нельзя делать ни при каких обстоятельствах, и потому
для меня это ее собственная катастрофа. Кем бы ни была
Елена, мне кажется, что она не сможет с этим жить,
что это съест ее. Отныне и до конца своих дней, этот ад
она будет носить в своей душе. Но это только мое,
человеческое мнение. Именно поэтому, как автор, как
режиссер, я современно не намеревался заниматься
морализаторством и расставлять акценты на том, что плохо,
что хорошо. Я категорически против этого. Пусть в фильме
нет наказания, но оно будет за рамками фильма, оно
последует вскоре после финальных титров. Так думает во
мне человек, но не автор во мне.
5) Я совсем не знала ни Надежду Маркину, ни Елену
Лядову. Откуда они?
Елена Лядова – прекрасная молодая актриса, уже
зарекомендовавшая себя хорошими ролями в современном
российском кино. Работать с ней было очень интересно.
Я с ней впервые работал на картине «Изгнание» - там Лена
была «русским голосом» шведской актрисы Марии Бонневи,
которая сыграла главную женскую роль. В «Елене» же
у Лядовой, по сути, было не так много сцен в фильме,
и в какой-то момент я даже почувствовал некоторую досаду
– настолько интересно было с ней работать, что присутствовало
некоторое сожаление, что мы уже отсняли все сцены, в которых
она была задействована. Потому что она вдруг как-то все
глубже, глубже раскрывалась, она очень содержательная,
очень сильная натура, сама Лена Лядова. Она получилась
очень ярким персонажем. Что касается Надежды Маркиной,
то мы сидели как-то с Олегом, дорабатывали сценарий
в нашей студии. Где-то в середине этой концентрированной
работы я вспомнил Надежду Маркину. Видел ее у режиссера
Сергея Женовача в «Короле Лире» в роли Реганы. Восхитился
редким свойством ее натуры. Вот она встанет, раскинет руки —
Родина-мать, ударник труда в пуховом платке. Слегка повернется,
в профиль — жена патриция, императрица, редкое благородство.
Это фантастическое, я бы сказал, почти уникальное соединение
являет невероятный актерский объем.
6) Как Вам работалось с эмоциональным и маститым
Андреем Смирновым?
С участием Андрея Сергеевича связана совершенно отдельная
история. Для меня он был камертоном, он определял градус
актерского существования в кадре, словно бы настраивал
своих коллег. Но камертоном была и Надежда Маркина. Очень
многое определила именно эта пара. Они даже были утверждены
в один день. Это был идеальный дуэт. Дело в том, что
за месяц до начала съемок «Елены» Андрей Сергеевич был
полностью поглощен своим собственным фильмом (картина
«Жила-была одна баба»). Он пропадал в монтажной, монтируя
собственную картину, сделанную после (!) тридцатилетнего
перерыва. В какой-то момент я звоню Смирнову и говорю, что,
мол, уже утвердили съемочный график. Однако Андрей Сергеевич
мне возражает и говорит, что сниматься не сможет, потому
как никак не может прервать монтаж собственной картины.
А я даже и представить себе не мог никакого в этой роли,
кроме как Андрея Сергеевича. В итоге, я поехал к нему на
следующий день домой, рано утром. На счастье, дома были
его супруга и сын, которые «встали» на мою сторону и
уговорили Андрея Сергеевича оторваться на пару недель
и сняться у меня в картине. Смирнов – выдающийся человек.
В Андрее Смирнове витальность была. Это притом, что человек
не снимал 30 лет кино, то есть на протяжении многих лет
не занимался любимым делом. Он снял свой новый фильм вот
только недавно, в 2011 году. Очень живой, широко образованный
человек, умница, легко говорит на французском и английском
языках, внутренне пластичен, и потому жив и активен.
7) Русское телевидение, которое мелькает в фильме,
действительно такое ужасное, или Вы специально утрируете?
Телевизор – это мертвая вода. И я бы не стал сужать это по территориальному принципу – российское ли, или другое.
К сожалению, уже после завершения съемок «Елены» на
российском телевидении (хотя, склонен полагать, что это
передача, которая в той или иной форме появлялась и на
экранах в других странах) появилась грандиозная по масштабу
цинизма передача "Детектор лжи", где за деньги люди готовы
буквально вывернуть наизнанку себя и своих близких –
откровенно торгуют самым личным, сокровенным. Впрочем, эта
идея навязчиво транслируется телевизором уже не первый год
– продается все, и дело даже не в цене, а в самом факте
продажи: продано – значит, имеет смысл.
8) Вы расстались с продюсером Лесневским. В связи с чем
перестали друг друга творчески устраивать?
Не буду лукавить, если скажу, что мне повезло с
продюсерами. Сначала мне крупно повезло с Лесневским.
В 2002 году, когда кино не было вообще, индустрия дышала
на ладан, телевидение подсадило всех на иглу быстрого
производства. И в этот момент я говорю Лесневскому, что для «Возвращения» нужно полгода только актеров искать,
потому что если не будет двух гениальных мальчиков –
не один гениальный, а второй поплоше, а двух равновеликих,
то снимать это просто не имеет смысла. И он согласился.
Целый год я, будучи дебютантом в большом кино, готовился
к съемкам фильма – такое невозможно себе представить. И я
понял, что могу работать только так. Роднянского мне
не пришлось ни в чем убеждать тоже. Он и сам прекрасно знает,
что такое творческий процесс. Знает, что подготовка минимум
в 7-8 месяцев – необходимое время. Но таких продюсеров мало.
У нас большинство из них, повторюсь, подсажено на быстрое
производство, а при этом часто страдает качество,
режиссеры, скрепя сердце и скрипя зубами, вынуждены идти
на компромиссы, от чего всегда страдает художественное
воплощение замысла.
Я помню, как после нашей первой встречи Александр
Роднянский попросил меня прислать сценарий. Я помню,
как это скоро все случилось. Сегодня вечером я отправил
текст, завтра утром раздался звонок, Александр мне сказал –
давайте запускаться немедленно. И мы запустились
с «Еленой».
9) Что Вам сказал Кустурица вручая в Каннах приз?
Я помню его фразу, которую он произнес со сцены -
«Ну какое же счастье, когда появляется хороший фильм!»
10) Критики все пишут о библейских аллюзиях в Ваших
фильмах. Вы, правда, специально ради сценариев читаете
Библию, чтобы вдохновиться?
Библейские мотивы в «Елене»… На мой взгляд, сценарная
конструкция картины вовсе не опирается на библейские
заповеди. Какие-то реплики из Священного Писания все
мы произносим каждый день, зачастую совершенно не в
контексте собственно Писания. При этом подавляющее
большинство из нас в Библию ни разу даже не заглядывало.
Так и Елена. Поэтому появление в диалоге слов "и
последние станут первыми" или "царствие небесное"
ни в коем случае не означает, что фильм надо смотреть
с Библией на коленях. Здесь нет тайных отсылок и
подмигиваний. Вообще, в «Елене» действие происходит
в абсолютно конкретном времени: 2010 год. И в конкретном
месте: Москва, Остоженка, Бирюлево или подобный ему
спальный район. Вся фактура узнаваема. Это важно для
замысла: то, что происходит в этой истории, - отражение
того, что происходит со всеми нами здесь и сейчас.
11) Какая картина в последнее время произвела на
Вас впечатление?
Мощнейшим кинособытием последнего времени для меня
безусловно является фильм Сергея Лозницы «Счастье мое».
В этой картине поразительный уровень правды, и все
поклепы насчет русофобского характера картины мне
кажутся ложью и лицемерием. Говорящие так - сами далеки
от чувства правды, они не хотят видеть того, что с нами
происходит. Этот фильм - своего рода миф о русском ужасе,
который был всегда и пребудет, вероятно, вовеки.
И чувствуется, что автор очень глубоко погружен в нашу
жизнь, в эти наши русские сумерки.
Monday, February 20th, 2012
11:05 pm
Прошай, Асар!
Мать Асара Эппеля была из Люблина.
- Ее семейный дом сохранился до сих пор на Старом Месте, рядом
с Краковской брамой, улица Гродска 19. Мама родилась
в еврейском анклаве, но молодое поколение тянулось к культуре
польской и русской. Сохранились почтовые открытки, которые
писали маме ее ухажеры. Они на польском языке и адресованы
Регине, хотя мама была Реввека. Но потом она вышла замуж за
моего папу, который служил в русском полку в Люблине и в 1922
году перехала с отцом в Россию. Польский язык она вспомнила
в хрущевскую оттепель, когда я влюбился в этот язык, стал
читать "Пшекруй", "Шпильки", "Кобета и Жиче", "Экран".
Я приносил домой эти журналы и польские стихи и мы их читали.
Потом я стал переводить - рассказал мне Асар в интервью от
1995 года.
Он много и интересно говорил о польских поэтах не имевших
своих "двойников" в русской литературе и версификации:
Лесмяне, Галчинском. Считал, что Галчинский своим способом
видения мира, свободой выражать самые фантастические мысли,
повлиял на поэзию Самойлова и Бродского.
- Наша литература всегда довлела с общественным проблемам,
а тут вдруг мы столкнулись с фантасмагориями: оптимистическими
у Галчинского, трагическими у Лесмяна... Конец же 19 и начало
20-х веков были в России триумфом Пшибышевского, Сенкевича,
Элизы Ожешко.
Асар переводил мастерски и с упоением, чем на десятилетия
затормозил свое оригинальное творчество. Первый рассказ он
написал в 1979 голу, первый сборник "Травяная улица" вышел
в 1994. Дебют был оценен по достоиству тремя премиями:
книга года, новинка года, автор года.
Каждый свой готовый рассказ Асар перепечатывал на
машинке раз 25. Как Бабель, с которым его сравнивали.
Будучи в Москве, я всегда ему звонила и часами слушала
его ироничные комментарии к событийям жизни литературной
и политической.
Он был очень ранимым человеком, но при этом любил шутить
над собой.
Я очень жду последнюю книгу, которую он подготовил к печати.
Это будут его поэтические переводы "Моя полонияна".
12:57 am
Антидепрессивное
Почему-то этот фильм назвали "Пьяная телеведущая". По-моему, она весьма трезво оценивает информацию,
которую ей пришлось донести до зрителей.
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com